Статьи

 




dx.doi.org/ 10.18577/2307-6046-2021-0-4-141-150
УДК 678.7
А. А. Кривушина, Д. В. Севастьянов, Е. А. Шеин, М. И. Дасковский, З. . Усагава, Г. П. Авиллейра, М. Г. Батиста
ИССЛЕДОВАНИЕ ДЕСТРУКТИВНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ ШТАММОВ МИКРОМИЦЕТОВ, ВЫДЕЛЕННЫХ В КЛИМАТИЧЕСКИХ УСЛОВИЯХ РЕСПУБЛИКИ КУБА, НА ПЛЕНОЧНЫЕ ПОЛИМЕРНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

Проведено лабораторное исследование биодеградации пленочных полимерных материалов (полиэтилена низкого давления, полиэтилена высокого давления, полипропилена, полиэтилентерефталата и поливинилхлорида (ПВХ)) под действием штаммов микромицетов, характерных для экосистемы острова Куба. Установлено, что наибольший рост микромицетов наблюдается для образцов ПВХ. Выявленный при эксперименте по оценке грибостойкости (28 сут) минимальный уровень биодеградации пленок ПВХ подтвержден результатами испытания на растяжение.

Ключевые слова: биодеградация, штаммы микромицетов, пленочные полимерные материалы, экосистема острова Куба, биоповреждения, микромицеты-деструкторы, деструктивная активность, испытания, biodegradation, micromycete strains, polymer films, ecosystem of the island of Cuba, biodeterioration, micromycetes-destructors, the destructive activity, tests.

Введение

Актуальность проблемы утилизации пластиковых отходов в последние годы не вызывает сомнений в связи с постоянным ужесточением экологических требований [1–6]. Одним из подходов к решению данной проблемы является биодеградация синтетических пластиков под действием микроорганизмов (бактерий и грибов). Подробный анализ процессов биоразложения синтетических термопластичных полимеров и пластиков на их основе приведен в обзорной работе [1].

Наиболее разрушительным для материалов является тропический климат, характеризующийся высокими значениями температуры и относительной влажности воздуха, а также интенсивным УФ-излучением, что в случае полимерных материалов вызывает их старение. Кроме того, биоразнообразие тропических экосистем, в том числе островных, отличающихся высоким уровнем эндемичности, обеспечивает широкий спектр микроорганизмов, среди которых с высокой вероятностью будут выявлены виды, способные к биоразложению пластиков.

Представляется актуальным изучение биодеградации пластиков посредством воздействия микробиологической среды, характерной для островных тропических экосистем. Подобные исследования позволят выбрать наиболее агрессивные для синтетических пластиков микроорганизмы с целью последующей разработки технологий биоразложения наиболее широко используемых в промышленности полимеров. Одним из ярких представителей тропических островных экосистем является экосистема острова Куба.

Данная работа посвящена изучению воздействия в лабораторных условиях штаммов микромицетов, выделенных в условиях экосистемы острова Куба, на образцы пластиковых пленок (полиэтилен низкого давления (ПНД), полиэтилен высокого давления (ПВД), полипропилен (ПП), поливинилхлорид (ПВХ) и полиэтилентерефталат (ПЭТФ)).

 

Материалы и методы

Для исследования взяты 5 видов полимерных пленочных материалов (табл. 1), представляющих наиболее широко используемые в промышленности виды пластиков, и 13 штаммов микромицетов, выделенных с поверхности различных материалов в условиях экосистемы острова Куба (табл. 2).

 

Таблица 1

Полимерные пленочные материалы, используемые в эксперименте

Условный номер образца

Материал

Размеры образцов,

мкм

1

Полиэтилен низкого давления

10 × 150 × 30

2

Полиэтилен высокого давления

10 × 150 × 50

3

Поливинилхлорид

10 × 150 × 150

4

Полиэтилентерефталат

10 × 150 × 36

5

Полипропилен

10 × 150 × 30

 

Таблица 2

Перечень штаммов микромицетов, выделенных с поверхности материалов

в условиях экосистемы острова Куба

Условный номер образца

Обозначение

штамма

Вид

микромицетов

1

viam 0181

Acremonium sp.

2

viam 0114

Aspergillus niger

3

viam 0182

Cladosporium hillianum

4

viam 0116

Cladosporium perangustum

5

viam 0118

Cladosporium tenuissimum

6

viam 0183

Fusarium lactis

7

viam 0184

Fusarium proliferatum

8

viam 0189

Mycelia sterilia

9

viam 0190

Mycelia sterilia

10

viam 0185

Penicillium corylophilum

11

viam 0186

Penicillium cyclopium

12

viam 0187

Penicillium restrictum

13

viam 0188

Phoma sp.

Для подтверждения деструктивной активности выделенных штаммов предварительно проведено исследование активности роста всех выделенных штаммов микромицетов на селективных питательных средах: агаризованной минеральной среде с добавлением микрокристаллической целлюлозы (в качестве единственного источника углерода) и агаризованной минеральной среде без целлюлозы (в качестве контроля). По характеру роста и морфологическим признакам установлено, что выделенные штаммы являются потенциальными деструкторами и представляют интерес для дальнейших исследований влияния их роста на свойства различных групп материалов. К таким морфологическим признакам относится более плотный и объемный внешний вид колоний, обильное образование воздушного мицелия, более интенсивное развитие спороношения и более яркая пигментация мицелия [7].

Перед испытанием на грибостойкость образцы полимерных пленок взвешивали на аналитических весах AND GH-200.

Изучение деструктивного воздействия штаммов микромицетов проводили по двум методикам – по ГОСТ 9.049–91 (метод 1) и по ASTM G21-15 (рис. 1). Для проведения испытаний пленок по выбранным методикам использовали суспензию спор микромицетов согласно ГОСТ 9.048–89. Для приготовления суспензии микромицеты предварительно выращивали на чашках Петри с агаризованным суслом в течение 10–14 дней при температуре 28±2 °C. Затем в стерильных условиях с помощью бактериологической петли, прокаленной в иглопрокаливателе, переносили споры микромицетов в стеклянную емкость со стерильной дистиллированной водой. При взятии спор избегали касания поверхности твердой питательной среды. Суспензию спор каждого вида гриба тщательно перемешивали путем встряхивания до разделения всех комочков спор и отфильтровывали через 4 слоя стерильной марли от фрагментов мицелия, агара и комочков спор. Концентрацию спор каждого гриба в отдельности подсчитывали с помощью камеры Горяева, а при необходимости добавляли стерильную воду до получения необходимой концентрации. Для испытаний использовали суспензию с концентрацией спор каждого вида гриба 1–2 млн/см3 (по ГОСТ 9.048–89).

 

 

Рис. 1. Проведение испытаний по ГОСТ 9.049–91 (а) и по ASTM G21-15 (б)

 

При испытании по ГОСТ 9.049–91 (метод 1) образцы полимерных материалов инокулировали суспензией спор микромицетов с помощью пульверизатора. Инокуляцию осуществляли равномерно по всей поверхности образцов. Контрольные образцы не подвергали инокулированию. Инокулированные и контрольные образцы полимерных пленок помещали в специальные камеры, которые поддерживают заданные температуру и влажность. Образцы экспонировали в камерах в течение 28 сут при температуре 28±2 °C и относительной влажности воздуха >90 %. После завершения испытаний образцы извлекали из камеры, осматривали, микроскопировали при увеличении ×50 и проводили оценку грибостойкости по 6-балльной шкале (по ГОСТ 9.048–89).

При испытании по ASTM G21-15 готовили чашки Петри с агаризованной средой, на поверхности которой после ее затвердевания размещали образцы испытываемых полимерных материалов. Далее, как и в методике по ГОСТ 9.049–91 (метод 1), инокулировали всю поверхность среды вместе с образцами суспензией спор микромицетов. Инокулированные и контрольные образцы полимерных пленок помещали в специальные камеры, которые поддерживают заданные температуру и влажность. Образцы экспонировали в камерах в течение 28 сут при температуре 28±2 °C и относительной влажности воздуха >90 %. После завершения испытаний образцы извлекали из камеры, осматривали, выполняли микроскопирование (при увеличении ×50) и проводили оценку грибостойкости по 5-балльной шкале (по ASTM G21-15).

В завершение оценки грибостойкости образцы пленок очищали от органических загрязнений с помощью ваты и этанола, а затем проводили взвешивание на аналитических весах AND GH-200.

С целью подтверждения биодеградации образцов полимерных пленок под действием штаммов микромицетов-деструкторов, после взвешивания образцы подвергали испытанию при растяжении (по ГОСТ 14236–81). Испытание проводили на испытательной машине ИР 5046-5 при следующих условиях: высота рабочей зоны 50 мм, скорость растяжения 100 мм/мин.

 

Результаты и обсуждение

Выбор ГОСТ 9.049–91 (метод 1) для определения грибостойкости испытываемых полимерных пленок обусловлен тем, что данная методика позволяет делать вывод о содержании компонентов, поддерживающих рост и развитие микроорганизмов, а также предусматривает приготовление споровой суспензии в воде без добавления каких-либо компонентов. В случае активного роста микромицетов (более 3 баллов по шкале, представленной в ГОСТ 9.048–89) можно утверждать, что материал не является грибостойким и что микромицеты развиваются благодаря усвоению самого материала. При проведении испытания по ASTM G21-15 рост микромицетов происходит благодаря питательной среде, которая выполняет роль подложки для испытываемых материалов. В данном случае идет более интенсивное воздействие на испытываемые материалы. Указанная методика, как правило, применяется для исследования материалов, которые эксплуатируются в условиях наличия органических загрязнений, а также для определения фунгицидных и фунгистатических свойств материалов.

Результаты по определению грибостойкости образцов полимерных пленок после 28 сут испытаний по ГОСТ 9.049–91 (метод 1) и ASTM G21-15 представлены в табл. 3. Видно, что для 4 из 5 исследованных типов полимерных материалов характерен балл грибостойкости, равный 1.

 

Таблица 3

Грибостойкость полимерных пленок после 28 сут испытаний

Условный

номер образца

Материал

Грибостойкость, балл, после испытаний

по ГОСТ 9.049–91

по ASTM G21-15

1

Полиэтилен низкого давления

1

1

2

Полиэтилен высокого давления

1

1

3

Поливинилхлорид

5

4

4

Полиэтилентерефталат

1

1

5

Полипропилен

1

1

При микроскопировании после испытания по ГОСТ 9.049–91 (метод 1) на поверхности материалов наблюдали отдельные проросшие в гифы споры (рис. 2). Однако на образцах полимерных пленок ПВХ отмечено активное развитие грибов (рис. 2, д, е), что проявлялось в наличии спороношения и хорошо развитого мицелия, покрывающего >25 % площади испытываемых образцов.

 

 

Рис. 2. Поверхность образцов полимерных материалов ПВД (а), ПНД (б), ПП (в),

ПЭТФ (г) и ПВХ (д, е) после испытания по ГОСТ 9.049–91 (метод 1)

 

При проведении испытания по ASTM G21-15 уже на 3–5 сут наблюдали образование колоний микромицетов на питательной среде, а на 7 сут мицелием была покрыта вся поверхность среды, за исключением тех мест, где находились образцы полимерных пленок. Следует отметить, что при испытании по данной методике материал подвержен воздействию вторичных метаболитов, выделяемых микромицетами в процессе роста на питательной среде, если даже сам по себе не является питательным субстратом для грибов. Как и при испытании по ГОСТ 9.049–91 (метод 1), отмечено слабое развитие микромицетов на образцах четырех типов полимерных материалов – ПВД, ПНД, ПЭТФ и ПП. Активное развитие мицелия и наличие большого количества спороношений отмечены для образцов ПВХ (рис. 3).

 

 

Рис. 3. Поверхность образцов полимерных материалов ПВД (а), ПНД (б),

ПП (в), ПЭТФ (г) и ПВХ (д) после испытания по ASTM G21-15

С целью определения степени воздействия микромицетов на полимерные пленки, помимо визуальной оценки степени обрастания, проведено измерение массы образцов до и после испытания на грибостойкость. Результаты представлены в табл. 4–6.

В табл. 4 приведены данные для образцов, которые находились в условиях повышенной влажности (>90 %), но не подвергались воздействию грибов. Видно, что для всех 5 типов пластиков можно наблюдать незначительное увеличение массы, что, вероятно, связано с влагопоглощением полимерных материалов. Наибольшее увеличение массы (8,5 %) отмечено в случае образцов ПЭТФ.

 

Таблица 4

Результаты взвешивания контрольных образцов полимерных пленок, находившихся

в условиях повышенной влажности (>90 %), до и после испытания на грибостойкость

Материал

Условный номер образца

Масса до

испытания, г

Масса после испытания, г

Разница

в массе, г

Средняя разница в массе

г

%

ПНД

1

0,0384

0,0397

0,0013

0,0006

1,5

2

0,0374

0,0378

0,0004

3

0,0383

0,0388

0,0005

4

0,0394

0,0397

0,0003

5

0,0377

0,0380

0,0003

ПВД

1

0,0657

0,0663

0,0006

0,0006

0,9

2

0,0662

0,0669

0,0007

3

0,0657

0,0661

0,0004

4

0,0667

0,0673

0,0006

5

0,0658

0,0665

0,0007

ПВХ

1

0,2807

0,2834

0,0027

0,0025

0,9

2

0,2662

0,2678

0,0016

3

0,2767

0,2780

0,0013

4

0,2719

0,2757

0,0038

5

0,2925

0,2956

0,0031

ПЭТФ

1

0,0783

0,0802

0,0019

0,0071

8,5

2

0,0816

0,0897

0,0081

3

0,0831

0,0952

0,0121

4

0,0838

0,0892

0,0054

5

0,0892

0,0973

0,0081

ПП

1

0,0371

0,0375

0,0004

0,0004

0,1

2

0,0463

0,0467

0,0004

3

0,0418

0,0421

0,0003

4

0,0382

0,0388

0,0006

5

0,0383

0,0385

0,0002

 

Масса образцов, подвергшихся воздействию микромицетов, практически не изменилась как в случае проведения испытания по ГОСТ 9.049–91 (метод 1), так и в случае более жестких условий испытания по ASTM G21-15 (табл. 5 и 6). Можно предположить, что масса образцов при проведении испытаний изменялась в двух направлениях:в сторону увеличения в процессе влагонасыщения образцов пластиков и в сторону уменьшения в результате биологической деградации образцов под воздействием вторичных метаболитов микромицетов. Для проверки данного предположения необходимо проведение исследований более длительного воздействия микромицетов на полимерные пленки.

Дополнительно выполнено взвешивание образцов ПВХ сразу после завершения испытания по ГОСТ 9.049–91 (метод 1), поскольку данный материал оказался единственным, на котором наблюдалось активное развитие грибов. Взвешивание проведено с образовавшейся на поверхности образцов биомассой. Как видно из данных, представленных в табл. 5, масса образцов с грибами снизилась по сравнению с исходной на ~0,3 % (0,0008 г), а после смыва биомассы – еще на 0,1 % (0,0002 г). В случае воздействия по ASTM G21-15 уменьшение массы образцов составило 0,15 % (0,0004 г). Взвешивание вместе с биомассой после испытания по ASTM G21-15 не проводили, поскольку образцы в процессе испытания находились на питательной среде и определение массы образцов с остатками среды и мицелия с чашек привело бы к некорректному результату.

Таблица 5

Результаты взвешивания образцов полимерных пленок

до и после испытания по ГОСТ 9.049–91 (метод 1)

Материал

Условный номер образца

Масса

до испытания, г

Масса

с грибами, г

Масса

после смыва грибов, г

Разница

в массе, г

Средняя разница в массе

г

%

ПНД

6

0,0362

0,0362

0,0000

–0,0001

0,3

7

0,0368

0,0369

0,0001

8

0,0418

0,0418

0,0000

9

0,0385

0,0381

–0,0004

10

0,0381

0,0381

0,0000

ПВД

6

0,0669

0,0669

0,0000

0,0000

0,0

7

0,0663

0,0664

0,0001

8

0,0668

0,0668

0,0000

9

0,0678

0,0677

–0,0001

10

0,0661

0,0661

0,0000

ПВХ

6

0,2770

0,2765

0,2762

–0,0008

–0,0011

0,4

7

0,2796

0,2787

0,2787

–0,0009

8

0,2566

0,2558

0,2554

–0,0012

9

0,2706

0,2696

0,2694

–0,0012

10

0,2654

0,2646

0,2641

–0,0013

ПЭТФ

6

0,0725

0,0730

0,0005

–0,0002

0,2

7

0,0719

0,0712

–0,0007

8

0,0822

0,0820

–0,0002

9

0,0840

0,0839

–0,0001

10

0,0826

0,0820

–0,0006

ПП

6

0,0449

0,0449

0,0000

0,0000

0,0

7

0,0464

0,0464

0,0000

8

0,0372

0,0371

–0,0001

9

0,0467

0,0467

0,0000

10

0,0396

0,0396

0,0000

 

Таблица 6

Результаты взвешивания образцов полимерных пленок

до и после испытания по ASTMG21-15

Материал

Условный номер образца

Масса до

испытания, г

Масса после испытания, г

Разница

в массе, г

Средняя разница в массе

г

%

ПНД

11

0,0387

0,0386

–0,0001

–0,0001

0,3

12

0,0363

0,0366

0,0003

13

0,0388

0,0386

–0,0002

14

0,0383

0,0380

–0,0003

15

0,0364

0,0361

–0,0003

ПВД

11

0,0651

0,0651

0,0000

0,0000

0,0

12

0,0671

0,0671

0,0000

13

0,0657

0,0659

0,0002

14

0,0686

0,0686

0,0000

15

0,0665

0,0664

–0,0001

ПВХ

11

0,2795

0,2786

–0,0009

–0,0004

0,2

12

0,2614

0,2614

0,0000

13

0,2699

0,2694

–0,0005

14

0,2867

0,2867

0,0000

15

0,2595

0,2591

–0,0004

ПЭТФ

11

0,0810

0,0794

–0,0016

–0,0005

0,6

12

0,0764

0,0764

0,0000

13

0,0855

0,0845

–0,0010

14

0,0817

0,0820

0,0003

15

0,0929

0,0927

–0,0002

ПП

11

0,0391

0,0394

0,0003

0,0001

0,2

12

0,0448

0,0448

0,0000

13

0,0476

0,0475

–0,0001

14

0,0392

0,0393

0,0001

15

0,0480

0,0480

0,0000

 

Выбор испытания при растяжении в качестве дополнительного метода исследований обусловлен тем, что изменения механических свойств очень чувствительны к изменениям молекулярной массы полимера, которая может служить индикатором деградации. Как отмечается в работах [8–17], изменение какого-либо механического свойства полимера (особенно прочности при растяжении) часто используется в качестве параметра биодеградации при минимальной потере массы.

Результаты испытания при растяжении для образцов полимерных пленок, предварительно подвергнутых испытанию на грибостойкость, а также для контрольных образцов, которые не подвергались воздействию штаммов микромицетов, представлены в табл. 7–9. Следует отметить, что испытание при растяжении проводили только для образцов ПВХ, поскольку на них наблюдался наиболее активный рост микромицетов. Наибольшее значение относительной потери массы (0,6 %) для образцов ПЭТФ в случае испытания по ASTM G21-15 можно объяснить наличием в молекуле ПЭТФ подверженной гидролизу эфирной связи, что облегчает процесс биодеградации по сравнению с карбоцепными полимерами [8].

Из данных, представленных в табл. 7–9, следует, что прочность при растяжении образцов ПВХ, предварительно подвергнутых испытанию на грибостойкость, на ~4 % меньше прочности при растяжении для контрольных образцов, что может свидетельствовать о минимальном уровне биодеградации образцов и согласуется с данными эксперимента по грибостойкости.

 

Таблица 7

Результаты испытания при растяжении контрольных образцов пленок ПВХ,

не подвергавшихся испытанию на грибостойкость

Условный номер

образца

Толщина, мм

Модуль упругости, МПа

Прочность при растяжении, МПа

Абсолютное удлинение при разрыве, мм

Относительное удлинение при разрыве, %

16

0,13

5,30

28,0

140,6

281

17

0,14

4,96

26,3

135,2

270

18

0,14

4,51

25,1

143,6

287

19

0,13

4,86

28,0

154,6

309

20

0,13

5,23

27,3

140,3

281

Среднее значение и среднеквадратическое отклонение

4,97 ± 0,31

26,9 ± 1,2

142,9 ± 7,0

286 ± 14

 

Таблица 8

Результаты испытания при растяжении образцов пленок ПВХ, предварительно

подвергнутых испытанию на грибостойкость по ГОСТ 9.049–91 (метод 1)

Условный номер

образца

Толщина, мм

Модуль упругости, МПа

Прочность при растяжении, МПа

Абсолютное удлинение при разрыве, мм

Относительное удлинение при разрыве, %

6

0,14

4,95

26,7

145,6

291

7

0,14

4,72

25,6

141,5

283

8

0,14

4,71

24,4

136,4

273

9

0,14

4,96

25,4

146,7

293

10

0,14

4,75

26,7

156,4

313

Среднее значение и среднеквадратическое отклонение

4,82 ± 0,13

25,8 ± 1,0

145,3 ± 6,9

291 ± 15

 

Таблица 9

Результаты испытания при растяжении образцов пленок ПВХ, предварительно

подвергнутых испытанию на грибостойкость по ASTMG21-15

Условный номер

образца

Толщина, мм

Модуль упругости, МПа

Прочность при растяжении, МПа

Абсолютное удлинение при разрыве, мм

Относительное удлинение при разрыве, %

11

0,14

4,51

26,8

157,4

315

12

0,14

4,85

26,4

147,9

296

13

0,14

4,63

25,5

138,8

278

14

0,14

4,66

25,4

138,8

278

15

0,14

4,84

25,6

144,6

289

Среднее значение и среднеквадратическое отклонение

4,70 ± 0,15

25,9 ± 0,6

145,5 ± 8,0

291 ± 16

 

Заключения

Установлено, что из исследованных пленочных материалов наибольший рост микромицетов наблюдается у образцов ПВХ: грибостойкость при испытании по ГОСТ 9.049–91 (метод 1) составила 5 баллов, при испытании по ASTM G21-15: 4 балла. Результаты испытания на растяжение пленок ПВХ подтверждают минимальный уровень биодеградации образцов.

Наличие некоторой закономерности в результатах после проведения измерений не позволяет достоверно судить о тенденции в изменении массы образцов. Так, несмотря на отмеченное интенсивное развитие микромицетов, потеря массы у образцов из пленочного ПВХ составила только 0,4 % (испытание по ГОСТ 9.049–91 (метод 1)) и 0,2 % (испытание по ASTM G21-15).

Для более подробного исследования процесса биодеградации пленочных полимерных материалов необходимо проведение более длительных испытаний на стойкость к воздействию плесневых грибов.

 

Статья подготовлена в рамках выполнения работ по гранту РФФИ № 18-53-34006 «Реакции автотрофных и гетеротрофных биологических систем на деградацию материалов в естественных условиях с последующим изучением сукцес-сионных изменений экосистемы в тропическом климате».


ЛИТЕРАТУРА REFERENCE LIST
1. Севастьянов Д.В., Дасковский М.И., Шеин Е.А., Скрипачев С.Ю., Усагава З., Авиллейра Г.П., Батиста М.Г. Биодеградация синтетических термопластичных полимеров и пластиков на их основе (обзор) // Все материалы. Энциклопедический справочник. 2020. № 7. С. 2–14. DOI: 10.31044/1994-6260-2020-0-7-2-14.
2. Каблов Е.Н., Старцев В.О. Системный анализ влияния климата на механические свойства полимерных композиционных материалов по данным отечественных и зарубежных источников (обзор) // Авиационные материалы и технологии. 2018. № 2 (51). С. 47–58. DOI: 10.18577/2071-9140-2018-0-2-47-58.
3. Каблов Е.Н., Старцев В.О., Иноземцев А.А. Влагонасыщение конструктивно-подобных элементов из полимерных композиционных материалов в открытых климатических условиях с наложением термоциклов // Авиационные материалы и технологии. 2017. № 2 (47). С. 56–58. DOI: 10.18577/2071-9140-2017-0-2-56-68.
4. Каблов Е.Н. Композиты: сегодня и завтра // Металлы Евразии. 2015. № 1. С. 36–39.
5. Петров А.В., Дориомедов М.С., Скрипачев С.Ю. Технологии утилизации полимерных композиционных материалов (обзор) // Труды ВИАМ. 2015. № 8. Ст. 09. URL: http://www.viam-works.ru (дата обращения: 10.08.2020). DOI: 10.18577/2307-6046-2015-0-8-9-9.
6. Перов Н.С. Конструирование полимерных материалов на молекулярных принципах. I. Создание полимерных материалов с дополнительными механизмами диссипации механической энергии при низких температурах // Авиационные материалы и технологии. 2017. № 3 (48). С. 50–55. DOI: 10.18577/2071-9140-2017-0-3-50-55.
7. Кривушина А.А., Бобырева Т.В., Мосунова Д.Н., Новиков А.А. Деструктивная активность микромицетов, выделенных с материалов в условиях тропического климата, на селективных питательных средах // Материаловедение. 2021. № 6 (в печати).
8. Alshehrei F. Biodegradation of synthetic and natural plastic by microorganisms // Journal of Applied & Environmental Microbiology. 2017. Vol. 5. No. 1. P. 8–19. DOI: 10.12691/jaem-5-1-2.
9. Ahmed T., Shahid M., Azeem F. et al. Biodegradation of plastics: current scenario and future prospects for environmental safety // Environmental Science and Pollution Research. 2018. Vol. 25. No. 8. P. 7287–7298. DOI: 10.1007/s11356-018-1234-9.
10. Shah A.A., Hasan F., Hameed A., Ahmed S. Biological degradation of plastics: a comprehensive review // Biotechnology Advances. 2008. Vol. 26. P. 246–265. DOI: 10.1016/j.biotechadv.2007.12.005.
11. Лаптев А.Б., Турова Т.П., Голубев А.В., Киреев Д.М. Распространение биодеструкторов полимерных композиционных материалов в природных средах // Полимерные композиционные материалы и производственные технологии нового поколения: материалы IV Всерос. науч.-техн. конф. (г. Москва, 18 окт. 2019 г.). М.: ВИАМ, 2019. С. 84–98.
12. Лаптев А.Б., Николаев Е.В., Луценко А.Н., Скрипачев С.Ю. Направления исследований в области защиты от коррозии, старения и биоповреждения материалов // Климат-2017. Проблемы оценки климатической стойкости материалов и сложных технических систем: сб. материалов II Всерос. науч.-техн. конф. (г. Геленджик, 3–4 авг. 2017 г.). М.: ВИАМ, 2017. С. 46–54.
13. Калинина И.Г., Гумаргалиева К.З., Семенов С.А. Биокоррозия пластифицированного поливинилхлорида под воздействием микроскопического гриба Aspergillus niger // Коррозия: материалы, защита. 2017. № 2. С. 37–40.
14. Турова Т.П., Назина Т.Н., Соколова Д.Ш., Лаптев А.Б. Видовые особенности микробиологического заражения полимерных материалов в морской и пресной воде // Роль фундаментальных исследований при реализации «Стратегических направлений развития материалов и технологий их переработки на период до 2030 года»: материалы VI Всерос. науч.-техн. конф. (г. Москва, 30 июня 2020 г.). М.: ВИАМ, 2020. С. 61–77.
15. Лаптев А.Б., Турова Т.П., Соколова Д.Ш. Деструкция полиэфиров микроорганизмами-обрастателями в водных средах // Климат-2019. Современные подходы к оценке воздействия внешних факторов на материалы и сложные технические системы: материалы IV Всерос. науч.-техн. конф. (г. Геленджик, 16–17 мая 2019 г.). М.: ВИАМ, 2020. С. 212–216.
16. Лаптев А.Б., Ермишев В.Ю., Старцев В.О., Соколова Д.Ш. Применение методов молекулярной биологии для оценки биостойкости // Материалы XII Всерос. конф. по испытаниям и исследованиям свойств материалов «ТестМат» по тематике «Современные аспекты в области исследований структурно-фазовых превращений при создании материалов нового поколения» (г. Москва, 7 февр. 2020 г.). М.: ВИАМ, 2020. С. 471–478.
17. Кривушина А.А., Горяшник Ю.С. Способы защиты материалов и изделий от микробиологического поражения (обзор) // Авиационные материалы и технологии. 2017. № 2 (47). С. 80–86. DOI: 10.18577/2071-9140-2017-0-2-80-86.
1. Sevastyanov D.V., Daskovsky M.I., Shein E.A., Skripachev S.Yu., Usagawa Z., Avilleira G.P., Batista M.G. Biodegradation of synthetic thermoplastic polymers and plastics based on them (review). Vse materialy. Entsiklopedicheskiy spravochnik, 2020, no. 7, pp. 2–14. DOI: 10.31044/1994-6260-2020-0-7-2-14.
2. Kablov E.N., Startsev V.O. Systematical analysis of the climatics influence on mechanical properties of the polymer composite materials based on domestic and foreign sources (review). Aviacionnye materialy i tehnologii, 2018, no. 2 (51), pp. 47–58. DOI: 10.18577/2071-9140-2018-0-2-47-58.
3. Kablov E.N., Startsev V.O., Inozemtsev A.A. The moisture absorption of structurally similar samples from polymer composite materials in open climatic conditions with application of thermal spikes. Aviacionnye materialy i tehnologii, 2017, no. 2 (47), pp. 56–68. DOI: 10.18577/2071-9140-2017-0-2-56-68.
4. Petrov A.V., Doriomedov M.S., Skripachev S.Yu. Recycling technologies of polymer composite materials (review). Trudy VIAM, 2015, no. 8, paper no. 09. Available at: http://viam-works.ru (accessed: August 10, 2020). DOI: 10.18577/2307-6046-2015-0-8-9-9.
6. Perov N.S. Design of polymer materials on the molecular principles. I. The development of polymer materials with additional mechanisms of dissipation of mechanical energy at low temperatures. Aviacionnye materialy i tehnologii, 2017, No. 3 (48), pp. 50–55. DOI: 10.18577/2071-9140-2017-0-3-50-55.
7. Krivushina A.A., Bobyreva T.V., Mosunova D.N., Novikov A.A. Destructive activity of micromycetes isolated from materials in a tropical climate on selective nutrient media. Materialovedenie, 2021, no. 6 (in press).
8. Alshehrei F. Biodegradation of synthetic and natural plastic by microorganisms. Journal of Applied & Environmental Microbiology, 2017, vol. 5, no. 1, pp. 8–19. DOI: 10.12691/jaem-5-1-2.
9. Ahmed T., Shahid M., Azeem F. et al. Biodegradation of plastics: current scenario and future prospects for environmental safety. Environmental Science and Pollution Research, 2018, vol. 25, no. 8, pp. 7287–7298. DOI: 10.1007/s11356-018-1234-9.
10. Shah A.A., Hasan F., Hameed A., Ahmed S. Biological degradation of plastics: a comprehensive review. Biotechnology Advances, 2008, vol. 26, pp. 246–265. DOI: 10.1016/j.biotechadv.2007.12.005.
11. Laptev A.B., Turova T.P., Golubev A.V., Kireev D.M. Distribution of biodestructors of polymer composite materials in natural environments. Polymer composite materials and production technologies of a new generation: materials of the IV All-Russian scientific and technical conf. Moscow: VIAM, 2019, pp. 84–98.
12. Laptev A.B., Nikolaev E.V., Lutsenko A.N., Skripachev S.Yu. Research directions in the field of protection against corrosion, aging and biodeterioration of materials. Climate-2017. Problems of assessing the climatic resistance of materials and complex technical systems: collection of articles. materials of the II All-Russia. scientific and technical conf. Moscow: VIAM, 2017, pp. 46–54.
13. Kalinina I.G., Gumargalieva K.Z., Semenov S.A. Biocorrosion of plasticized polyvinyl chloride under the influence of the microscopic fungus Aspergillus niger. Korroziya: materialy, zashchita, 2017, no. 2, pp. 37–40.
14. Turova T.P., Nazina T.N., Sokolova D.Sh., Laptev A.B. Specific features of microbiological contamination of polymer materials in sea and fresh water. The role of fundamental research in the implementation of "Strategic directions for the development of materials and technologies for their processing for the period up to 2030": materials of the VI All-Russian scientific and technical conf. Moscow: VIAM, 2020, pp. 61–77.
15. Laptev A.B., Turova T.P., Sokolova D.Sh. Destruction of polyesters by fouling microorganisms in aquatic environments. Climate-2019. Modern approaches to assessing the impact of external factors on materials and complex technical systems: materials of the IV All-Russian. scientific and technical conf. Moscow: VIAM, 2020, pp. 212–216.
16. Laptev A.B., Ermishev V.Yu., Startsev V.O., Sokolova D.Sh. Application of molecular biology methods for assessing biostability. Materials of XII All-Russian conf. on testing and research of properties of materials "TestMat" on the topic "Modern aspects in the field of research of structural and phase transformations in the creation of materials of a new generation". Moscow: VIAM, 2020, pp. 471–478.
17. Krivushina A.A., Goryashnik Yu.S. Ways of protection of materials and products from microbiological damage (review). Aviacionnye materialy i tehnologii, 2017, no. 2 (47), pp. 80–86. DOI: 10.18577/2071-9140-2017-0-2-80-86.
Вы можете оставить комментарий к статье. Для этого необходимо зарегистрироваться на сайте.